Писатель Александр Ковалевский Александр Владимирович Кобизский
Среда, 20.09.2017, 08:47
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [19]
Проигрыватель
Статистика
Форма входа
Теги
Александр Ковалевский The Beatles Битлз Джордж Харрисон Книжный Клуб Джон Леннон Пол Маккартни Ринго Старр Ушба Yesterday Эверест George Harrison коррупция восхождения горы скалолазание экстрим Альпинизм СССР
Пользовательского поиска
Писатель Александр Ковалевский Сайт Все о Битлз
Главная » Статьи » Мои статьи

Краткая история The Beatles в фотоальбоме. Гл. 2. На пути к успеху
 
 
 
Универсальная формула успеха в общем-то проста: чтобы добиться какой-то цели в жизни, нужно  этого очень захотеть и постоянно работать в выбранном направлении. Битлз, прежде чем стать самой популярной в мире рок-н-рольной группой, работали, оттачивая свое мастерство, порой на износ.
 

 

 

Пол с Джорджом отправляются Германию

 

Джон Леннон вспоминает: «В Гамбурге нам пришлось играть по многу часов подряд. Каждая песня продолжалась двадцать минут, в ней было двадцать соло. За ночь мы играли по восемь-десять часов. Так мы и совершенствовались. Немцам нравится крутой рок, поэтому нам приходилось все время раскачиваться и пританцовывать».

 

 
Джон Леннон: «В Гамбурге нам пришлось играть по многу часов подряд»
 
 
Стюарт Сатклифф: «С тех пор как мы приехали в Гамбург, мы стали играть в тысячу раз лучше, и Аллан Уильямс который в то время, послушал нас, сказал, что ни одна из ливерпульских групп нам и в подметки не годится».

  

Джордж Харрисон: «Нам пришлось выучить миллион песен. Выступать мы были вынуждены так долго, что играли все подряд. В основном вещи Джина Винсента – мы исполняли все песни из его альбома, не только ленивую «Blue Jean Вор». Мы нашли пластинку Чака Берри и разучили все его песни, потом песни Литтл Ричарда, Эверли Бразерс, Бадди Холли, Фэтса Домино – все-все. А еще мы играли такие вещи, как «Moonglow», хотя мы превратили ее в инструментал. Мы хватались за все, потому что играть приходилось часами, мы расширяли свой репертуар.

 

В Гамбурге мы перестали чувствовать себя учениками, мы научились выступать перед публикой».

 

 
 
 
Джордж Харрисон: «Нам пришлось выучить миллион песен»

 

Джон Леннон: «Постепенно у нас прибавлялось уверенности в себе. Иначе и быть не могло – у нас появился опыт, мы играли ночи напролет. Хорошо было и то, что нас слушали иностранцы. Нам приходилось стараться вовсю, вкладывать в игру сердце и душу, превосходить самих себя. В то время наши выступления были отличными. Мы работали и играли долгие часы – в таком возрасте иметь работу было здорово. В конце концов мы все стали прыгать по сцене. Пол мог играть What'd I Say, наверное, целых полтора часа».

 

Пол Маккартни: «Песня What'd I Say всегда заводила зрителей. Она была одной из лучших в нашем репертуаре. Все это напоминало попытку попасть в Книгу рекордов Гиннесса – мы соревновались, кто кого переиграет».

 

 
 

«Битлз» зажигают в ночном клубе Гамбурга

 

Пол Маккартни: «Гамбург открыл нам глаза. Мы приехали туда детьми, а уехали... постаревшими детьми!

 

Мы пережили секс‑шок, узнали девушек с Рипербана и девушек классом повыше, которые появлялись только в выходные и уходили к десяти часам, потому что немецкая полиция устраивала проверку документов. Были и другие девушки, в стиле Рипербана, исполнительницы стриптиза, и вдруг совершенно неожиданно выяснялось, что твоя подружка – стриптизерша. Если прежде в твоей жизни не было секса, то нынешнее положение вещей должно было тебя полностью устраивать. Ведь здесь всегда можно было найти готовую просветить тебя подружку. Так мы прошли секс-крещение огнем. Секса там было в избытке, а мы словно с цепи сорвались.

 

Мы нашли магазин, где продавали кожаные куртки, каких не было ни у кого в Ливерпуле, и это было здорово. Мы предвкушали, как будем выглядеть, когда вернемся домой.

 

После Гамбурга наши дела складывались не слишком удачно. Все нуждались в отдыхе. Я ждал, что все будут созваниваться со мной, обсуждать, как быть дальше, но на западном фронте перемен не предвиделось. Никто из нас не звонил друг другу, я был не столько удручен, сколько озадачен этим и гадал, сколько все это продлится и кончится ли когда-нибудь.

 

Я стал работать на заводе электрических катушек «Масси и Коггинс». Отец велел мне найти работу. Я говорил: «У меня уже есть работа, я играю в группе». Но после нескольких недель безделья отец заявил: «Нет, ты должен найти настоящую работу». Он буквально вытолкал меня из дома: «Не найдешь работу – можешь не возвращаться». Поэтому я пришел в бюро найма и спросил: «Можно ли получить работу? Подыщите мне хоть какую-нибудь. Я готов взяться за первое попавшееся дело». Для начала мне предложили подметать двор «Масси и Коггинса». Я согласился.

 

Я пришел на завод, но кадровик сказал: «Принять тебя уборщиком мы не можем – ты способен на большее». И меня взяли в мастерскую, решив, что у меня есть перспективы роста. Конечно, мной остались недовольны – я не слишком хорошо наматывал катушки.

 

 
 
На заводе «Масси и Коггинс» Пол не слишком хорошо наматывал электрические катушки

 

Пол Маккартни: Однажды Джон и Джордж вызвали меня во двор, который я должен был подметать, и сказали, что мы выступаем в клубе «Кэверн». Я отказался: «Здесь мне дали постоянную работу, мне платят семь фунтов четырнадцать шиллингов в неделю. Меня учат. Это здорово, о большем я не мечтаю». Я не шутил. Но, несмотря на то что в ушах у меня по-прежнему звучали отцовские предостережения, я подумал: «К черту! Я не могу всю жизнь проторчать здесь». Я перелез через стену и больше ни разу не появлялся на заводе. И, как вскоре выяснилось, правильно сделал».

  

Джордж Харрисон: «Нам устроили выступление. Аллан Уильямс свел нас с неким Бобом Вулером, конферансье из дансинга. Он послушал нас и заказал афишу: «Прямо из Гамбурга – Битлз. Может быть, мы выглядели как немцы, ведь мы отличались от всех своими кожаными куртками. Мы выглядели нестандартно и играли по-своему. Успех был огромным».

 
  
 

Джордж Харрисон: «мы отличались от всех своими кожаными куртками».

 

Пол Маккартни: «Все мы оделись в черное, привезенное из Гамбурга. Ливерпульские девушки постоянно спрашивали нас: «Вы немцы?» Или говорили: «Я слышала, что вы из Гамбурга».

 

 
Джон Леннон: «В тот вечер мы наконец выбрались из своей скорлупы и дали себе волю. Впервые нас принимали так бурно»

 

Джон Леннон: «Внезапно мы стали популярными. Хотя семьдесят процентов слушателей считали, что мы немцы, нас это не заботило. Даже в Ливерпуле мало кто знал, что мы здешние. Все думали, что мы из Гамбурга, и удивлялись: «А они здорово говорят по-английски!» Еще бы, ведь мы родились в Англии!

 

В тот вечер мы наконец выбрались из своей скорлупы и дали себе волю. Впервые нас принимали так бурно. Именно в тот момент мы поняли свою цену. До самого отъезда в Гамбург мы думали, что играем лишь, неплохо, но недостаточно здорово. Только вернувшись в Ливерпуль, мы поняли, как выросли, и увидели, во что превратились. Все остальные по-прежнему играли всякую дрянь из репертуара Клиффа Ричарда».
 
 
Так начиналась битломания

Продолжение:

Краткая история The Beatles в фотоальбоме. Гл.3 Первые хиты

© Александр Кобизский 

 

 

 

Категория: Мои статьи | Добавил: alexdetektiv (13.04.2009)
Просмотров: 853 | Теги: The Beatles | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Copyright MyCorp © 2017 Писатель Александр Ковалевский
Я в контакте © Перепечатка материалов сайта "ПИСАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР КОБИЗСКИЙ" в полном или сокращенном виде только с письменного разрешения автора этого сайта. Для интернет-изданий — без ограничений, при обязательном условии указания полного имени адреса сайта http://alexdetektiv.do.am/ Альпэкстрим Rambler's Top100